Немецкий опорный пункт Обергоф. Здесь сохранилось орудие 8,8 cm Flak 36

Немецкий опорный пункт Обергоф. Здесь сохранилось орудие 8,8 cm Flak 36

 

Рассказ про уникальный в своем роде опорный пункт, с которого противник обстреливал советские суда в Мотовском заливе. Главной особенностью опорного пункта является орудие 8,8 cm Flak 36 в скальном бункере.

Поход к Обергофу мы долго откладывали на потом, так как не могли точно определиться с маршрутом. Тратиться на аренду катера в местной турбазе мы не хотели, ведь от реки Титовки в сторону Обергофа идет старая дорога, по которой до опорного пункта можно добраться пешком. Если форсировать реку, то останется пройти около 15 километров, но в этом случае придется обходить водные преграды, мосты через которые давно разрушены.

Обычно к Обергофу добираются либо морем, либо по старой дороге на квадроциклах (которые сначала переправляют на противоположный берег Титовки). Из транспорта у нас было две машины и маленькая резиновая лодочка, которой как раз хватило на форсирование Титовки. Дальше мы шли пешком, весь путь туда-обратно составил у нас больше 30 км.

После форсирования Титовки мы пошли вдоль старой военной части. Детально осматривать ей не стали, впереди был ещё долгий путь.

Через километр мы выходим на развилку и поворачиваем направо в гористую тундру. Дальше только прямо по бывшей немецкой дороге.

Ещё неспелая морошка.

Первый разрушенный мостик. Дальше нас ждал самый трудный участок.

Если первый рухнувший мостик мы даже не заметили, то у остатков следующего моста мы уже застряли на полчаса. На этом легендарном броде почти каждый сезон тонут квадроциклы любителей приключений. Слева в воде под скалой ржавеет утонувшая «буханка» как символ человеческой отваги.

Наши попытки найти проходимый брод закончились ничем. В итоге нам пришлось штурмовать скалу справа и затем спускаться к более-менее неглубокому месту у берега. Но двое из нас всё равно черпанули воды.

Утонувшая буханка. Часть деталей с неё позже сняли, остальное проржавело до неузнаваемости.

Дальше нас ждал спокойный ровный участок дороги. Но впереди была очередная переправа у разрушенного моста.

Переправа оказалась очень простой и мы без проблем обошли бывший мост по камням снизу.

Водопад на реке у моста.

Где-то там за скалами и находится Обергоф. Водных преград и перепадов высот дальше не будет, за спиной уже больше половины пути.

Вдоль маршрута попадается эхо войны. Можно отвлечься на сбор ягод и наткнуться на гранаты и патроны.

Финальный участок дороги, мы уже почти у цели. Немецкое название этой дроги — Синапиусвег (Sinapis-Weg).

В районе опорного пункта мы сделали первый полноценный привал. Главной целью похода было отыскать сохранившееся орудие, но точного его расположения мы не знали. Разделившись на две группы, мы начали поиски.

Патроны от немецкого карабина. Лежат они тут ещё со времен боев в 1942-1944г.

Сам опорный пункт состоит из двух разнесенный частей Обергоф I и Обергоф II, между которыми раньше проходила канатная дорога для транспортировки грузов (показана красным). Укрепления занимают довольно большую площадь и находятся на вершине крутых скал что сильно усложняло наши поиски.

Спустя десять минут я вышел к тропе, которая уходила на вершину сопки. Слева тропа прикрыта каменным бруствером.

На вершине я обнаружил вагонетку и остатки узкоколейки. Значит я на месте, жду своих товарищей на обеденный перерыв. Орудие где-то рядом.

Возле вагонетки произошла комичная ситуация. Мой товарищ набрал в озерце воды чтобы заварить макароны с сосисками, но не обратил внимания, что вся вода имеет желтоватый оттенок из-за ржавых боеприпасов на дне. Заметил он это уже в процессе готовки и прерывать трапезу не стал: «железо же полезно для организма». Повторять не рекомендуем.

Скорее всего, вагонетка предназначалась для выкатки прожектора на позицию и подсветки целей для орудия.

Вход в одно из подземных сооружений. В таких небольших рукотворных пещерах располагались укрытия и склады. Подобные пещеры можно повсеместно встретить в Мурманской области, так что заострять внимание на них не буду.

Снаряд, очередное эхо войны.

И вот, наконец, мы на месте. В этом скальном бункере и расположено орудие 8,8 cm Flak 36 (88-мм зенитное орудие).

Это единственное место в России, где можно увидеть это орудие не в музее, а на своей родной боевой позиции. Хорошо видно ступенчатую амбразуру бункера, которая защищала орудие и расчет от осколков и рикошетов.

Пример аналогичного орудия на стационарной установке на тумбовом основании. Схожим образом оно было установлено и на Обергофе, правда орудие имело бронещит, который полностью перекрывал открытые промежутки бетонной амбразуры бункера и надежно защищал расчет от осколков. Остатки щита до сих пор находятся в бункере.

Орудие было подорвано немцами при отступлении в 1944. При взрыве части орудия разбросало перед амбразурой бункера и внутри него.

Вид с орудия на Мотовский залив. С этой позиции он хорошо простреливался.

«ЕНИСЕЙ», грузовой пароход Северного морского пароходства. С 23 по 30.06.1941 ходил по маршруту Мурманск — Мотовский залив: доставлял грузы для нужд армии и флота на п‑ов Рыбачий и в порт Лиинахамари, вывозил раненых и гражданское население. В ночь на 30.06. уходил из Титовки, уже занятой противником, под артиллерийским и пулеметным огнем. В Мотовском заливе 10.12.1942 в результате артобстрела с германского опорного пункта «Обергоф» получил повреждения, 30.12.1942 в Мурманском порту получил прямое попадание бомбы, но остался на плаву.

Само собой Северный Флот не оставлял Обергоф без внимания. Попытки уничтожить опорный пункт предпринимались ещё в 1942 году, что описано в мемуарах генерал-лейтенанта Сергея Ивановича Кабанова. Ниже приводятся вырезки из пятой и шестой главы:

[…] в ночь на 18 сентября высадить десант морской пехоты из состава разведчастей СОР СФ на шести катерах МО и пяти СКА на побережье Мотовского залива и уничтожить опорные пункты «Могильный» и «Обергоф», после чего десантные отряды вернуть в пункты посадки.[…] В первой группе высаженных была рота автоматчиков вместе с командиром отряда майором Боровиковым. […] Чтобы помешать подходу резервов, он приказал заминировать дорогу. Саперы установили 67 противотанковых и противопехотных мин. Группа пошла дальше, в обход «Обергофа», и наткнулась на роту немцев, следующую колонной к опорному пункту. Полагая, что это идет подкрепление гарнизону «Обергофа», Боровиков внезапно напал на противника, уничтожил около 75 солдат и офицеров и взял одного пленного — солдата 91-го саперного батальона. […]На другой день в Озерко пришел катер МО-132 под командой старшего лейтенанта Б. М. Ляха. На катер погрузили трех пленных, взятых в бою за «Обергоф», и 11 разведчиков штаба флота, с ними пошел и военный комиссар отдельного разведотряда старший политрук В. М. Дубровский.[…] Не решившись вновь создать там опорный пункт и установить новую батарею помощнее, противник быстро поставил 105-мм пушки в глубине берега за «Обергофом» и тут же использовал их против Эйны. Да, опорный пункт «Обергоф» уничтожен, но у Грачева не было взрывчатки, чтобы все там взорвать. Надо полагать, что оставшиеся доты противник использует и восстановит хоть часть этого опорного пункта…

Ствол орудия и снаряд.

Немецкая фотография советского мотобота «№16» (до 29.07.1941 г. «Риф», бортовой №216) на берегу у опорного пункта Обергоф. В ходе десантной операции он получил повреждения и/или сел на мель.

Осмотрим сам скальный бункер. 

Вид в сторону бункера. Само собой личный состав заходил через отдельный вход, а не лез в амбразуру у орудия.

Фото аналогичного орудия на стационарной установке.

Схема бункера сделана советскими военными после взятия опорного пункта. Бункер по планировке очень простой и имеет только одно небольшое ответвление где располагался склад боезапаса.

Вид на вход. Справа за стеной видно отворотку на склад (небольшое пустое помещение).

Бой в сентябре 1942 описан в «Боевой летописи Военно-Морского флота 1941-1942»:

Вечером 17.09 был высажен десант в целях уничтожения опорных пунктов противника «Могильный», «Обергоф» и «Фишерштейн» на побережье Мотовского залива. Десант состоял из 890 человек и высаживался тремя группами с десяти катеров МО, пяти сторожевых катеров и двух катеров-тральщиков. К 24 ч 17.09 высадка первой и второй групп у опорных пунктов «Могильный» и «Обергоф» была закончена. Первая группа атаковала опорный пункт «Могильный», но была встречена пулеметным огнем и отошла к месту высадки. […] Третья группа закончила высадку на полтора часа позже намеченного срока, из-за этого в темное время к опорному пункту противника она подойти не могла и вернулась к месту высадки. На следующий день катер МО № 132 (ст. лейтенант Б.М.Лях) в разных местах на побережье, занятом противником, обнаружил 18 наших бойцов, не успевших вернуться с основными силами десанта, и под вражеским огнем эвакуировал их. Действия МО № 132 прикрывал постановкой дымзавес катер МО № 113.

Снаряды возле склада.

Вид в сторону орудия. 

Вид на орудие. В некоторых странах 8,8 cm Flak 36 использовались в качестве орудий береговой обороны до начала 2000-х годов.

Общий вид на бункер.

Следующий бой у Обергофа произошел уже в марте 1944 года.

8 марта 1944 г.
[…]Разведывательный отряд капитана Барболина, действовавший на южном побережье Мотовского залива, подошел к опорному пункту «Обергоф», который оказался обнесенным тремя рядами проволочного заграждения с тремя минными полями, расположенными между проволочными заграждениями и впереди их. Преодолев проходы в двух рядах проволочного заграждения, отряд приступил к преодолению третьего ряда, но был обнаружен и начал атаку опорного пункта под огнем противника. […] Наши разведчики проявили исключительное мужество. Парторг роты автоматчиков Стрельцов появлялся в самых опасных местах и, несмотря на ранение, продолжал сражаться до конца боя. Краснофлотец Кузнецов в разгар боя был тяжело ранен в обе ноги, но отказался от помощи, заявив: «Помогайте другим, а я сам доберусь». Краснофлотец Губин, будучи тяжело раненым заявил товарищам: «Я умираю, а вы, товарищи, идите быстрее вперед». Бой продолжался с 2 ч. 27 м. в течение часа. Наш отряд потерял 7 человек убитыми и 7 ранеными; противник потерял 10 человек. Ввиду того, что противник дал сильный отсечный огонь и начал окружать наших разведчиков, создалась угрожающая обстановка, и командир отряда приказал отходить. Разведчики начали отход через единственный оставшийся им путь — через высокую отвесную скалу. Это представляло значительные трудности для эвакуации раненых, однако все они были вынесены. При эвакуации раненых исключительную смелость проявил капитан Ялорщук. Узнав, что санитарный инструктор его роты Меркушев ранен в обе ноги и остался невынесенным с поля боя, Ялорщук взял с собой двух бойцов и направился на розыск раненого. Он был найден около опорного пункта и под сильным огнем противника вынесен к месту сбора отряда.[…]

Модель орудия для наглядности.

Описание боя в октябре 1944.

[…] В 22 ч. 15 м. на мыс Пикшуев с катера-тральщика № 404 было высажено 22 человека, а в 23 ч. 11 м. катер-тральщик № 405 высадил в районе опорного пункта «Обергоф» 22 человека.
Высадившиеся группы продвинулись в глубину берега до 1 км, ведя огонь по направлению опорных пунктов «Обергоф» и «Могильный». Во время нахождения демонстративного десанта на берегу катера вели интенсивный артиллерийский и пулеметный огонь по берегу и ставили мощные дымовые завесы, создавая видимость высадки крупного десанта. Одновременно с этим эскадренные миноносцы «Гремящий» и «Громкий» из района губы Ейна вели огонь по 105 мм и 150 мм батареям противника в районе селения Титовка, по опорному пункту «Обергоф» и по переправе через реку Титовка. […] В момент высадки десанта противник освещал побережье ракетами и из района «Обергоф» вел слабый ружейно-пулеметный огонь.

10 июля 1944 г. Командующий СФ приказал провести операцию «Ветер» по захвату пленных и выявлению системы противодесантной обороны и расположения резервных частей противника. Командирам соединений, назначенных для выполнения этой операции, были поставлены следующие задачи:

Командующему Военно-воздушными силами флота:

[…] с аэродромов Главной базы флота нанести бомбо-штурмовой удар 6 Ил-2 и 12 «Киттихаук» (в качестве бомбардировщиков), с прикрытием
по своему решению, по батареям противника в квадратах 2454 и 2253 (запасные цели: «Обергоф», штаб в районе озера Суормус-Ярви, Титовка-река) […]

Вид с вершины опорного пункта на озеро и дорогу.

Главная цель похода достигнута, пора собиратьcя в обратный путь. 

Начинается дождь, который с перерывами будет моросить всю обратную дорогу.

Уже у самой Титовки тучи начали сгущаться, но все ограничилось легким дождем.

На этом всё, спасибо за внимание!

Основная историческая справа по боям у Обергофа взята у Ветра Северного, который также помогал с редактированием.

Схема опорного пункта и бункера взята у Дмитрия Дулича.

За поход спасибо Артему, Жене и Диме.

Метки: , , , , , ,
2 комментария на “Немецкий опорный пункт Обергоф. Здесь сохранилось орудие 8,8 cm Flak 36
  1. К написанному добавлю немного.
    1. Вагонетка и узкоколейный путь планировалась, скорее всего, для выкатки прожектора на позицию и подсветки целей для зенитки, а не для вывоза битого камня. Это слишком накладно, таскать такие устройства для разовой строительной задачи — возка камня. Как правильно отмечено, пещер-убежищ множество, а вагонетка на все Заполярье одна.
    2. Орудие в пещере Обергофа, в отличие от показанных аналогичных тумбовых установок на цокольном лафете, имела бронещит. Этот бронещит полностью перекрывал открытые промежутки бетонной амбразуры пещеры и надежно защищал расчет от осколков. Остатки щита находятся в пещере и легко узнаваемы.
    3. Летом 2022 года в ходе работы совместной экспедиции СФ и РГО была найдена еще одна ветка подвесной канатной дороги, она шла от озера на вершину опорного пункта с зениткой. Найдена пока только нижняя станция, у озера. Верхнюю нужно искать, нужна доразведка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*