София: городские легенды. Часть 1

В Софии раньше тоже был свой мавзолей, в котором для вечного поклонения выставлялось тело первого коммунистического лидера Болгарии Георгия Димитрова. По городу ходили рассказы, что под усыпальницей скрывается четырехэтажный, защищенный от ядерной атаки бункер. В конце прошлого века мавзолей взорвали, но слухи о подземельях продолжали будоражить умы болгар. Оказавшись в Софии, мы отправились на ее главную площадь, чтобы подтвердить или опровергнуть эту легенду.

За помощь в подготовке отчета и часть фотографий благодарю Машу Скай.

2 июля 1949 года генеральный секретарь ЦК коммунистической Болгарии Георгий Димитров неожиданно скончался в Москве, где проходил лечение от хронических заболеваний. В тот же день Совет министров Болгарии решил, что его тело надо поместить в мавзолей. Сталин идею одобрил, и труп Димитрова забальзамировали и отправили на родину.

Проект усыпальницы для вождя был поручен наиболее одаренному болгарскому архитектору – Георгию Овчарову, который выполнил его за три дня. По версии его сына, правительство устроило закрытый конкурс среди архитекторов, который его отец выиграл. Наброски Овчарова серьезно отличались от того, как здание выглядело в итоге: Политбюро не одобрило «буржуазные» дорические колонны и потребовало изменить дизайн на более строгий и аскетичный.

Пока тело Димитрова ехало на поезде из Москвы, для него спешно возводили гробницу в самом центре Софии, на Площади принца Александра Баттенберга. Трудились в четыре смены по 6 часов. Как и на любой ударной коммунистической стройке, не обошлось без жертв: сообщается о 2-6 погибших рабочих.

Строительство мавзолея

Зато здание удалось построить в рекордные сроки – всего за 6 дней. 10 июля тело Димитрова прибыло в Софию на траурном поезде и в тот же день было торжественно доставлено в мавзолей в закрытом гробу.

По воспоминаниям коллеги и близкого друга Овчарова Георгия Радонова, прощание с вождем было зрелищным и напоминало похороны царя Бориса III. Гроб к мавзолею доставили лошади в черных плащах и с черными перьями за ушами.

К 10 июля не были готовы лишь колонны и фасад, которые во время церемонии задрапировали красной тканью.

Еще сорок лет мавзолей был местом добровольно-принудительного «вечного поклонения» «лидеру и учителю болгарского народа», как его было принято тогда называть.

Во время национальных праздников перед мавзолеем проходили парады, на которые коммунистическая верхушка страны взирала с балкона здания.

Возложение венков у стен мавзолея было обязательным для иностранных делегации из коммунистических государств и стран Третьего мира.

Посещение усыпальницы Димитрова было неотъемлемой частью
тур-программы для гостей Софии.

…и для пионеров.

Вечный покой Димитрова постоянно охранял почетный гвардейский караул.

В 1989 году коммунистический режим в Болгарии пал, и в 1990 году правительство страны приняло решение о захоронении тела Димитрова на Центральном кладбище Софии. По официальной версии, тело покойного было кремировано по его просьбе родственников.

Опустевший мавзолей превратился в пристанище бродяг и пьянствующей молодежи и покрылся граффити изнутри и снаружи. Балкон, откуда некогда выступали лидеры страны, не раз использовали для рок-концертов, само здание не раз становилось декорацией для постановок Софийского театра оперы и балета.

Мавзолей в свои худшие дни.

В 1997 году здание мавзолея использовали для рекламы диснеевского мультфильма
«101 далматинец».

В том же году мавзолей «загримировали» под египетскую пирамиду
во время постановки оперы «Аида» Верди.

Судьба мавзолея оставалась неясной еще 9 лет. Одни предлагали организовать в здании музей коммунизма или болгарских царей, открыть художественную галерею. Другие хотели сохранить его как монумент военной славы или с помощью надстроек превратить его в бизнес-центр. Особо предприимчивые болгары намеревались организовать в нем дискоклуб, а язвительные журналисты – кладбище тамагочи.

Проект памятника свободе на основе мавзолея от архитектора Д. Ангелова.

В итоге победили те, кто считали, что мавзолей уродует Софию, «идеологически и архитектурно чужд» центру города. Несмотря на то, что согласно цитируемому BBC опросу две трети граждан были против уничтожения мавзолея, болгарское правительство приняло решение о сносе. 21 августа 1999 года в 14:37 прогремел первый взрыв. Он выбил стекла соседних правительственных зданий, но укрепленный к возможной ядерной атаке в 1970 году мавзолей лишь слегка покосился. Следующий через несколько часов взрыв также не принес результата. 24 августа доза взрывчатки была увеличена на 300 кг и наконец нанесла значительные повреждения зданию.

К 27 августа с помощью бульдозеров и серии точечных взрывов
здание сравняли с лицом земли.

Иронично, но на снос Мавзолея потребовалось больше времени,
чем на его строительство.

Обломки мавзолея растащили на память и чтобы продавать в качестве сувениров.

Живая история: снизу

Строгие колонны, балкончик для первых лиц и комната с гробом – лишь вершина айсберга. В народе из уст в уста ходили истории о трех- или даже четырехэтажном подземном сооружении, спрятанном под усыпальницей Димитрова.

«Под Мавзолеем построили гигантский железобетонный бункер – четыре подземных этажа. Бункер мог выдержать взрыв атомной бомбы. И если бы даже всю Софию разрушили, он бы остался в целости и сохранности на следующую тысячу лет. А может и дольше.
В бункере находилось оборудование по поддержанию мумии. Туда же на случай ядерной войны предполагалось моментально спустить тело Димитрова.
И еще интересное — в мавзолее находились ходы-коридоры к Партийному дому, Народному банку и парламенту. Настоящий подземный город.
Я, кстати, однажды, еще будучи школьником, забрел в гости к мумии — посмотреть на нее. Через каждые несколько метров стояли гэбэшники в штатском и постоянно нудили — не задерживайтесь, проходите, проходите!»
Из воспоминаний жителя Софии (орфография сохранена)

О трех уровнях говорит и архитектор Георгий Радонов.

«Когда труп прибыл из Москвы, уже были построены первый, второй и третий уровень мавзолея, но фасад не был готов».
Из воспоминаний Христо Ковачева (вольный перевод с болгарского)

Недавно эти предположения и рассказы нашли официальное подтверждение. В 2015 году были анонсированы планы софийской мэрии превратить подземелья мавзолея в арт-пространство к 2017 году. Тогда идея заглохла, но в начале этого года возродилась вновь: теперь здесь через 2-3 года обещают открыть филиал Софийской художественной галереи.

«Она займет три уровня, а ее площадь достигнет 1300 кв. метров, сообщил заместитель мэра по культуре и образованию Тодор Чобанов. Вероятно, вход в новую галерею будет из Гранд-отеля «Болгария».
Издание «24 часа» (вольный перевод с болгарского)

Объект такого масштаба не мог не привлечь нашего внимания. Дождливым и оттого безлюдным вечером, идеально подходившим для такого рода намерений, мы отправились на проверку городских легенд. Мы могли лишь предполагать, что сохранилось под площадными плитами почти тридцать лет спустя, насколько оно повреждено и не ведет ли найденный нами «вход» в банальный кабельный коллектор. Оказалось – не ведет.

Первое, что высветили наши фонари – некогда белый обшарпанный коридор. Проследовав по нему, мы оказались в большом помещении с климатическими установками, которые некогда поддерживали необходимую температуру и влажность в мавзолее.

Климатические установки

Чтобы сохранить тело вождя нетленным, требовались стабильные 17°C с максимально допустимыми отклонениями в 0,5°C в обе стороны. В 1970-е году оборудование было заменено на более современное, о чем свидетельствуют шильдики на аппаратах. В ходе той же реконструкции были укреплены само здание и его подземелья, что, очевидно, и помогло им выдержать взрывы двадцать с лишним лет спустя. По словам заместителя мэра по культуре и образованию Тодора Чобанова, эти установки по-прежнему являются самыми большими в Болгарии: он сравнивает размеры климатического комплекса с бассейном.

Фото климатической установки, 1991 год

В соседнем помещении расположились вентиляционные установки.

Показатели температуры, давления и влажности контролировались из пультовой и регистрировались самописцами.

Соседняя комната — электрощитовая с рядами распределительных шкафов. Это оборудование обеспечивало комплексу электропитание и сглаживало перепады напряжения.

За работой оборудования круглосуточно следил дежурный, к комнате которого вел коридор из вентиляционного комплекса.

Этот красный диван предназначался не для сна: сотрудника контролировал еще один дежурный, следивший, чтобы тот бодрствовал, и вносивший заметки об этом в специальный журнал, который заметно в правом углу на полу.

Здесь и в соседних комнатах отчетливо видны последствия взрывов. Путь из коридора в некоторые помещения преграждают завалы.

Следы разрушений в вентиляционной

Обвалившийся потолок другой комнаты

За баррикадами из мешков, арматуры и обвалившейся кладки погребены помещения с утварью, необходимой для поддержания «товарного вида» Георгия Димитрова. В мире существовало еще несколько мавзолеев, построенных по советскому образцу, но лишь в Болгарии там работали местные специалисты, а не приглашенные из Советского союза. Изначально так было и в Софии, но уже с 1954 года за мумией ухаживали болгарские сотрудники: 7 врачей, включая биохимика, кардиолога и патологоанатома, и 12 технических работников под руководством профессора Георгия Галабова. При Болгарской академии наук был создан так называемый Институт мозга, занимавшийся только сохранением тела Димитрова.

 

Старое красное знамя

Архивный снимок воротничков Димитрова, которые приходилось регулярно менять, предположительно, тоже сделанный в одном из этих помещений.

Процедуры с телом Димитрова проводились в комнате прямо под мавзолеем.

Эта напоминающее морг или операционную помещение – сердце подземелий усыпальницы. В его центре располагается лифт, на котором мумию опускали в подвал для процедур и поднимали обратно.

Снимок лифта, 1991 год

Два раза в неделю – утром вторника и после обеда в пятницу – здесь увлажняли бальзамирующим растровом открытые части мумии – лицо и руки, пересыхающие в герметичном саркофаге.

Димитров в саркофаге

Раз в полтора года проводилось ребальзамирование. Мумию спускали вниз, разоблачали и погружали в заполненную бальзамическим раствором 300-литровую ванну. Чтобы оно не всплывало, ее придавливали мешочками со стеклянными шариками. Через сорок дней тело вынимали, сушили и закладывали в брюшную и грудную полость пропитанные солевым раствором подушечки, а после сшивали обратно. Особую сложность составляло сохранение тканей тела и их защита от разрыва в ходе постоянных сшиваний и распарываний. Член последней команды сотрудников мавзолея, доцент Петр Галабов отмечал, что они достойно справлялись с этой проблемой, и называл разработанные институтом технологии достижением науки.

По завершении всех процедур Димитрова облачали в предотвращающий испарения латекс и наряжали в новый костюм, который по специальным меркам для каждого ребальзамирования шил собственный портной покойного.

Наконец, «обновленную» мумию поднимали обратно.

Железный «поддон» с телом при достижении верхней точки герметично закрывался бронированным стеклянным саркофагом.


Пустой саркофаг, снимок 1991 года

Что же хранится в сейфе, так и осталось загадкой.

Живая история: продолжение

Спустя несколько дней после нашего визита подземелья посетили журналисты, приглашенные властями Софии, чтобы привлечь внимание к грядущему строительству подземной галереи. Им повезло увидеть значительно меньше, чем нам.

«Столичные власти пригласили в Мавзолей СМИ и показали, какие помещения станут филиалом Художественной галереи Софии. Видны признаки взрывов, которыми был разрушен мавзолей. Сохранились остатки огромных электроустановок, телефонных станций, турбин и климатических установок. Некоторые из этих вещей будут переданы Политехническому и Историческому музеям Софии. Помещения, в которых проводились мероприятия по поддержанию сохранности мумии, закрыты, поскольку доступ в них по-прежнему опасен и их необходимо расчистить».
Издание «24 часа» (вольный перевод с болгарского)

Выступавшие перед корреспондентами представители властей вновь подтвердили легенды о трех уровнях. Репортерам сообщили, что проход в них располагается за закрытой дверью в другом конце коридора, в который мы проникли вначале. А может, за ней кроются и мифические ходы к другим правительственным зданиям?
Действительно, иных путей на другие уровни при осмотре мавзолея мы не увидели. В отличие от журналистов, нас закрытая дверь не смутила – и на следующий день мы вернулись, чтобы продолжить.

Продолжение следует…

Метки: , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*